Аналитика. Слагаемые карьеры

Соотношения между трудом и капиталом в России пока в пользу капитала
Каким должен быть оптимальный баланс труда и капитала в российском обществе? Какой должна быть цель государственной политики в отношении рабочего движения? Какие формы и характер должно приобрести рабочее движение в современной России? На эти вопросы попытались дать ответ участники прошедшего 20 мая в Центральном доме журналиста круглом столе на тему «Борьба трудящихся за свои права в современной России».
Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин отметил, что за последние годы забастовки становятся все более распространенным явлением в России, между тем, если верить официальной статистике, то в России их практически нет. «В этом вопросе статистика еще менее достоверна, чем по вопросу инфляции. Только в недавнем прошлом прошли забастовки на предприятии «Форд», на двух пригородных направлениях Московской железной дороги. Эти прецеденты наглядно демонстрируют, что трудящиеся готовы публично высказывать свой протест», - пояснил эксперт.
Он утверждает, в конфликте между трудом и капиталом государство не занимает позицию добросовестного арбитра, заинтересованного и стремящегося к улучшению эффективности экономики, а открыто встает на сторону капитала. «Это связано с тем, что руководство государства состоит либо из бывших или будущих предпринимателей, либо из тех, кто успешно сочетает государственную службу с работой в бизнесе, несмотря на то, что это противоречит действующему законодательству», - считает М. Делягин.
По его словам, жесткая позиция государства в пользу капитала проявилась при принятии Трудового кодекса, который практически запрещает проведение забастовок трудящимися без согласия работодателей. Не согласен он и с позицией российских официальных экономистов, считающих главным риском для российской экономики опережающий рост зарплат по сравнению с ростом производительности труда, так как за точку отсчета подобного роста берется 2000 год – период, когда зарплаты россиян были минимальными.
«На уровне микроэкономики опасения, что средняя зарплата растет слишком быстро, отражают ориентацию на потогонную систему организации труда, а не на повышение эффективности производства за счет модернизации технологической базы. Это объективно обусловлено тем, что российский бизнес работает на экспорт, и повышение зарплат - не гарантия сбыта продукции внутри страны, а лишь подлежащие минимизации издержки производства», - пояснил эксперт.
По этой причине, считает М. Делягин, государство, которое неформально стало хозяином значительной части бизнеса, особенно экспортного бизнеса, относится к борьбе трудящихся за свои права с возрастающей классовой нетерпимостью. Живое свидетельство тому – подавление забастовки на АвтоВАЗе силами ФСБ, попытки использовать ОМОН для подавления забастовки на МЖД. Отказавшись от роли арбитра, государство еще больше подрывает эффективность российской экономики и провоцирует усиление трудовых конфликтов. По некоторым признакам они распространяются уже и на так называемый «офисный планктон». Экономист считает, что для начала необходимо найти баланс между трудом и капиталом, а затем искать механизм, поддерживающий этот баланс.
Генеральный эксперт независимого профсоюза СОЦПРОФ Сергей Храмов напомнил, что 4 марта 1906 года в России был принят акт, согласно которому забастовщик перестал быть бунтовщиком. Но в сегодняшней России забастовщик снова стал бунтовщиком. «Забастовка – это тонкий инструмент, который используется для отстаивания трудовых прав. Без реального рабочего движения и забастовок мы не сможем поднять свою экономику», - убежден он.
По его словам, без одномоментного и радикального роста заработных плат и пенсий, то есть роста покупательной способности населения стимула для развития у экономики не будет. Как пример он взял авиастроительное предприятие г. Воронежа, которое могло бы выпускать 30 самолетов в год, а не 2-3. Но для этого у населения должны быть средства, чтобы пользоваться услугами авиакомпаний. «Без роста заработной платы наша экономика не развивается. Если бы бастующим предприятия «Ford» подняли зарплату на 30%, как они просили, то отпускная стоимость автомобиля «Ford Focus» выросла бы всего на 150 долларов», - пояснил он.
Он считает, что необходимо вернуть законы о коллективных договорах, отмененные Трудовым кодексом. При этом профсоюзы должны защищать трудовые права работников, быть действенными и отражать интересы трудящихся, а не работодателей.
Рабочий, председатель профкома «Профсвобода» АО «Сургутнефтегаз» Александр Захаркин высказался весьма категорично по поводу официальных профсоюзов. «ФСФР – это самое худшее наследство страны советов. У рабочих людей понятие профсоюз – это пассивный и толстопузый дядька. Поэтому мы приветствуем создание альтернативных профсоюзов, независимых ни от работодателя, ни от мэра города, ни от МВД. И поверьте, во многих коллективах есть понимание необходимости заменять эти фиктивные профсоюзы альтернативными и действенными. Нам не нужны представители, которые «улаживают» вопросы с начальством в бане», - заключил представитель рабочего класса.
Представитель Института экономики РАН Михаил Воейков отмечает, что проблемы соблюдения трудовых и гражданских прав тесно взаимосвязаны. «Право на труд, на справедливую зарплату – это первые гражданские интересы. И если работник не может легальным путем отстоять свои интересы, то следующим вопросом может стать не проблема трудовых взаимоотношений, а политические лозунги: зачем нам такое правительство», - пояснил ученый.
По его словам, «замалчивание в СМИ данных по количеству официальных забастовок не решает проблему, а только загоняет ее вглубь». Если судить по официальным данным, то число забастовок уменьшается: в 1996-1997 годах в стачках участвовали 700-900 тысяч рабочих, в 2003 году – 5,7 тысяч человек, в 2005 году – 78,5 тысяч человек, в 2006 – всего 1,2 тысячи человек. «По сути, эта проблема только копится. Не стоит забывать, что в 90-е годы потребность в кадрах была минимальной. Но за последние годы дефицит рабочих специальностей составляет 800-900 тыс. И простой в условиях развития национальной промышленности из-за забастовки совсем не одно и тоже, что стачка в условиях остановки производств. И нужно быть готовыми к тому, что квалифицированные рабочие будут вправе требовать адекватную оплату труда», - заверил ученый.